Главная Статьи Алексей Поповкин - На пути в Дамаск…

Алексей Поповкин - На пути в Дамаск…

…Когда Авраам молил Бога о даровании сына, Дамаск был уже великим городом. Сирия — одна из стран Писания наряду с Ливаном, Палестиной и Египтом. Именно в Сирии христиане получили своё имя. Весь христианский мiр чтит творения Ефрема Сирина, Исаака Ниневийского, Иоанна Дамаскина, Романа Сладкопевца.

В XIX столетии в Москве было учреждено Антиохийское подворье (его сейчас возглавляет усердно трудящийся на благо наших народов владыка Нифон), православные арабы стали учиться в русских духовных семинариях и академиях.

В одной только Вифанской семинарии под Москвой учились десятки сирийцев, а в самой Сирии начали строиться русские школы. Великими благотворителями Антиохийской Церкви были императрица Мария Александровна, великая княгиня Елисавета Феодоровна и великий князь Сергий Александрович, русский консул Базили. Царственные Страстотерпцы также отправляли в Дамаск многочисленные дары. По просьбе Елисаветы Феодоровны в 1912 году государь император Николай II подписал указ о взятии на государственное финансирование русских школ в Сирии.

Увы, сегодня, как сообщает профессор Марат Мусин, следы православного русского влияния стираются американо-саудовскими боевиками: «Церковь святого Георгия, которую построили русские, полностью разрушена, ей было 170 лет. А в церкви Ум Аззунар рухнул купол, она строилась много веков назад, ей свыше 1000 лет. И наши Гассанидские (арабское племя) православные школы — пять школ, которые тоже строились с помощью России, почти полностью разрушены».

В 1913 году произошло удивительное, уникальное событие — впервые за весь синодальный период в Россию прибыл действующий Восточный Предстоятель. Им стал Патриарх Великой Антиохии Григорий IV (Хаддад). Он пробыл в нашей стране полгода.

Первосвятитель принял приглашение императора Николая II, который попросил его возглавить церковные торжества в год юбилея — 300-летия правления династии Романовых. Вероятно, Святой Царь, жаждавший восстановления патриаршества, но не находивший приемлемых кандидатов, исполнял обет, согласно которому романовские торжества Россия непременно должна была встретить с носителем наивысшего церковного сана.

Патриарх Григорий был убеждённым сторонником самодержавия. Он утверждал: «Святая, Богом благословенная и Ему угодная форма государственного правления есть самодержавная, возглавленная самим Богом поставленным Единодержавным Скипетродержцем Царём, который есть не обыкновенный человек, а Помазанник Божий, получивший при священном помазании сугубую благодать на великое и трудное дело управления народом… Укреплять святую мысль через Писание, быть верным защитником Православной веры, самодержавного Царя и Отечества есть славное и святое дело, самое главное, дело первостепенной важности и приятное Богу».

Патриарха Григория и митрополита Александра (его преемника, молитвенника о России в Великую Отечественную войну 1941—1945 гг.) принял государь-мученик: «Между докладами приняли вдвоём (с императрицей. — А.П.) Патриарха Антиохийского и сопровождающего митрополита Триполийского. Получили от него подарки арабского изделия и много древних ценных рукописей и книг». На последней фразе следует остановиться. Подарок Первосвятителя был поистине безценным: более четырёх десятков манускриптов, великолепно характеризовавших литературу арабов-христиан. Около половины их занимали сочинения Макария Антиохийского и его сына, архидиакона Павла Алеппского. Провидя крестный путь государя, Патриарх вручил ему частицу Креста Господня. А император наградил Патриарха орденом св. благоверного великого князя Александра Невского.

В середине апреля состоялось путешествие Первосвятителя на крайний запад России — в Почаевскую Лавру, где он возглавил хиротонию (возведение в епископы) будущего митрополита Варшавского Дионисия (Валединского). Затем Григорий IV посетил Великий Новгород, где вместе со священномучеником Вениамином (Казанским) возвёл в епископы будущего Патриарха Московского и всея Руси Алексия I (Симанского).
10 мая Патриарх Григорий был уже в Москве. В этот день он принял редкостного посетителя — гостя с Урала, отца Серафима (Кузнецова), будущего хранителя святых останков Алапаевских мучеников.

11 мая 1913 года Григорий IV провёл богослужение в Успенском соборе Московского Кремля. На следующий день он возглавил чин прославления святителя Гермогена, Предстоятеля Русской Православной Церкви в годину Смуты. «Патриарх сделал три земных поклона, снял покров и святительскую мантию с гробницы угодника Божия и возжёг первую лампаду над нею». Григорий читал Евангелие на церковнославянском языке.

12 мая Антиохийский Первосвятитель вновь служил литургию — на этот раз в облачении, подаренном великой княгиней Елиcаветой Феодоровной. И вновь из уст Святейшего Владыки-араба звучало Священное Писание на церковнославянском языке. После обедни Патриарх благословлял народ с Лобного места на Красной площади.

13 мая 1913 года Патриарх посетил Троице-Сергиеву Лавру и Московскую духовную академию. «Да сохранит Господь Его Императорское Величество Государя Императора, Его счастливую семью, опору наукам и тому, кто ими занимается, и да сохранит сию Академию, источник научения, добродетелей и нравственности», — таково было пожелание антиохийского гостя профессорам и студентам. 14 мая Первосвятитель служил литургию в лаврском соборе, а затем отправился в скиты. С нетерпением ждал Григорий встречи с воспитанниками Вифанской семинарии, столь много пользы принесшей Антиохийской Церкви.

Во второй половине мая, будучи в Киеве, Патриарх заболел ангиной, но быстро излечился и 25 мая мог служить. 30 мая и 1 июня Первосвятитель служил во Владимирском соборе, поклонился он и мощам угодников Божиих в Киево-Печерской Лавре.

11 июня 1913 года Патриарх Великой Антиохии и всего Востока Григорий IV навсегда покинул Россию. До конца своих дней он помнил паломничество по северной стране, где его согревало тепло людских сердец. «Велика вера русского народа, — любил говорить он. — Сердце русское выше стоит сердец араба и грека, взятых вместе. Хорошо жить среди такого народа».

Священномученик Иларион (Троицкий) также сохранил память о патриаршем визите в сокровищнице разума и души. В 1913 году, по свежим следам событий, Иларион прозревал будущее восстановление патриаршества в России: «Приходил в восторг не один народ, всегда умиляющийся при виде святителей, но чувствовал подъём и охладевший к Церкви интеллигент. После всего виденного и перечувствованного ещё нетерпеливей стала надежда на то, что возвращено будет Российской Церкви у неё отнятое сокровище, увенчана она будет Святейшим всероссийским Патриархом».

Во время наступившей революционной бури Патриарх Григорий как мог пытался защитить Русскую Церковь от безбожников и лукавых обновленцев. Последних он в 1925 году предал проклятию: «…Считаем священным долгом заявить в подтверждение прежнего нашего отзыва о так называемой „Живой Церкви“ и обновленцах, что единственно истинно Православною Церковью в России Мы признаём Ту, Которая возглавлялась блаженной памяти Святейшим Патриархом Тихоном и Которая всегда отличалась искреннейшею преданностью и верностью Св. Православной вере; всех же отступников от известных основных начал Св. Православной Церкви и веры Мы не только не признаём и не будем иметь с ними никакого общения, как действующих бесовским духом испорченного мiра сего, но предаём анафеме их сатанинское сборище, а также и их безбожное учение и незаконные деяния и решения, направленные против Св. Православной веры. Сие Наше заявление Мы официально и громко выражаем во всеуслышание для утверждения и укрепления истинных и верных чад Св. Православной Церкви…»

Скончался мужественный друг России на Антиохийском Патриаршем престоле в 1928 году.

…Если бы Савл не стал Павлом, вероятно, европейская цивилизация не испытала бы тех триумфов, которыми сейчас так гордится. Если бы Савл не стал Павлом, не появилась бы первая христианка Европы — Лидия. Карл Великий не провозгласил бы восстановление Римской империи. Не поднялись бы стены собора Парижской Богоматери, не родились бы Микеланджело и Шекспир, Кант и Гегель. Вся величественная история христианской Европы опирается на пыльные плиты дороги из Иерусалима в Дамаск, на которые упал ошеломлённый Савл, ослеплённый нездешним светом.

В наши дни, в лето от Рождества Христова 2012-е, сыновья Европы и Америки уподобились необращённому Савлу. Они собираются идти в Дамаск, чтобы убивать, и достоверно известно, что их жертвами станут христиане.

Легко узнать в структуре и действиях «сирийской свободной армии» повадки «освободительной армии Косово». Наверняка обе армии готовили одни и те же инструкторы. Бандитизм, прикрытый широковещательными фразами о защите прав человека, — фирменный знак НАТО последних 20 лет.

Правда, по сравнению с 1999 годом существенно усилилась роль пропаганды, стилизованной под «сообщения очевидцев». Западные обыватели оказались не готовы к такому подвоху и поначалу в основном поверили сфабрикованным под контролем ЦРУ роликам в социальных сетях, где изображались так называемые «зверства режима». Это парализовало действия антивоенных и антиглобалистских организаций, которые так и не смогли дать отпор пропаганде агрессии против Ливии, а затем и Сирии.

Следует поблагодарить христианских активистов, выступающих в защиту законного правительства Башара Асада, — прежде всего православного Патриарха Великой Антиохии Игнатия IV (Хазима), его викария епископа Луку (Хабиба Хурри), архиепископа Севастийского Феодосия (Аталлу Ханна).

Мы должны с благодарностью назвать и других людей, принадлежащих к разным христианским конфессиям и сохранивших совесть. Депутат британского парламента, представитель Консервативной партии католик Эдвард Ли несколько месяцев назад не постеснялся сказать правду: «Если режим президента Сирии Башара аль-Асада падёт, то тысячи христиан в стране могут быть убиты». Патриотическую позицию в Сирии занимают глава мелькитской униатской общины Григорий III Лахам, мелькитский епископ Жан-Клеман Жанбар, ещё один влиятельный мелькит — архимандрит Филипп Турньол Клос, аббатиса Агнесса, маронитский священник Тони Дора…

Кардинал Иосиф Юнан сказал замечательные слова: «Мы, христиане Ближнего Востока, разочарованы политикой Европейского союза и Соединённых Штатов, потому что мы обнаружили, что европейцев и американцев проблемы Ближнего Востока интересуют только в политическом и экономическом аспектах. Мы, христиане, чувствуем себя обманутыми ими».

Ох, не потому ли Сирию так ненавидят антихристианские силы, что Антиохийская Православная Церковь пытается пробудить совесть западного обывателя…

Все мы сейчас стоим на дороге, ведущей в Дамаск. Будущее человечества в эти дни решается в Сирии. Пусть каждый спросит свою совесть, не к нему ли обращён вопрос: Савл, Савл! что ты гонишь Меня? (Деян. 9, 4)…

Алексей Александрович ПОПОВКИН

Сирия

11.01.2013, 3988 просмотров.