Главная Новости В Дамаске, слава Богу, все хорошо!

В Дамаске, слава Богу, все хорошо!

Мои добрые друзья, замечательные, мужественные русские женщины Валентина Алексеевна Ланцева и Татьяна Ивановна Куликова вновь полетели в сражающуюся Сирию. Поддержать наших сирийских братьев и сестер, стоящих на передовых рубежах борьбы против шайтанов, силящихся втянуть человечество в пучину страшной мировой бойни. Валентина Алексеевна, профессиональная прекрасная журналистка, прислала нам свои впечатления от первого дня пребывания в Дамаске. Прошу всех помолиться о рабах Божиих Валентине и Татьяне, взваливших на свои хрупкие плечи этот крест.

Гл.редактор РНЛ Анатолий Степанов.

Четвертый раз в этом году мы отправлялись в Сирию с великой радостью. Потому что наши сирийские друзья, живые и невредимые, ждали нас. Нам предстояли встречи, а значит и события, о которых хотелось поведать всем. Уверены – они того стоят.

Итак, день первый. 22 декабря 2013 года.

Москва, аэропорт Внуково. Дополнительный ночной рейс Москва-Дамаск, на который у нас забронированы билеты, пассажиры берут штурмом. Это последний из Москвы предрождественский рейс и желающих улететьгораздо больше, чем может поднять в небо самолетик «Сирийских авиалиний». У всех, похоже, забронированы места, и почти ни у кого – билетов на руках. Все просто — в далеком Дамаске полетела в самый неподходящий момент билетная электронная система, заставив представителей компании поволноваться и тут же, за стойкой регистрации, выписывать билеты пассажирам. Так впервые за десять лет я вылетала в Дамаск с авиабилетом, где не было ни одного знакомого слова. На бланках красовалась вязь арабского письма! Дальше – объявление всем желающим улететь: Выбирайте, полетите вы или ваши чемоданы. На рейсе перегруз.

Боже милостивый! А у нас на двоих груза более полтонны. Вот тут и пригодились все наши навыки народной дипломатии! Ведь именно мы не могли, не имели права улететь без этих ярких бело-синих коробок «Почты России», набитых сувенирами, конфетами, иконами, игрушками, банками детского питания – вашими подарками сирийским детям к Рождеству Христову. И нас услышали! Бесценный груз русской любви в полном объеме полетел в Сирию.

Дорога из аэропорта в Дамаск была неузнаваемой. Много машин, все едут с нормальной скоростью, а не летят, как в августе, со скоростью под сто шестьдесят, чтобы не стать мишенью для снайперских пуль. По обочинам – идет массовая уборка территории. Мы даже подумали, что это какой-то предпраздничный субботник. Оказалось, городские хозяйственники убирают сожженные в боях деревья, закапывают траншеи и разбирают обрушенные строения. Везде, откуда выбила своих врагов, страна начинает залечивать раны.

Дамаск — предпраздничный и шумный — встречал нас во всем своем восточном великолепии. Знаменитые пальмы сааф, той самой пальмы, ветви которой бросали под ноги въезжающему в Иерусалим Иисусу из Назарета, блестели под полуденным солнцем. Рядом цвел дамасский нежный жасмин и вызывающе прекрасные розалии. Различные звуки сливались в какой-то восторженный гул живого единства. Пару раз, явно перекрывая городские мелодии, уха достигал пронзительный звук пролетающих над городом истребителей. Улицы — заполнены автотранспортом, пешеходами, тележками, велосипедистами. По меркам московских автодорожных пробок, движение на трассах и тротуарах можно оценивать в 8 баллов.

На машине отца Василия мы сопровождаем открытый грузовичок, нагруженный сверх всякой меры, и видим: военный патруль, тщательно досматривающий каждую машину, проверив наши товарно-транспортные документы, направляет нас на выделенную полосу — «Русские, пожалуйста!». Дальше по старому Дамаску, по самым центральным улицам мы беспрепятственно едем как важные персоны.

Отель, где мы будем жить предстоящую неделю – в христианском квартале. Мы останавливались здесь в феврале, когда прилетали на интронизацию патриарха Иоанна Х.

— Я салям! Вот это да! Аль-хамдулилля! Славу Богу! Муштакин! Мы соскучились по вам! — управляющий гостиницей, с которым мы познакомились в прошлый приезд, встречает нас на пороге и тут же начинает вместе с персоналом перетаскивать наш груз. По восклицаниям и приветствиям мы узнаем, что все хорошо, что армия наступает, что в Дамаске веерные отключения электричества каждый день по два часа, что нам, если мы захотим погулять по ночному городу, надо взять с собой биль, фонарик то есть.

И все это с неизменным: Все хорошо! Все, слава Богу, хорошо!

Подумалось, и правда – хорошо, если уже можно гулять по ночному Дамаску!

После обеда к нам заехал владыка Лука, епископ Сейднайский и Дамаскский. Расспросил о наших планах, дал дельные советы, пригласил на праздничные службы. Владыка Лука –давний друг Фонда и всегда по-отечески опекает и помогает нам в Сирии, тем более в такое непростое военное время, как сейчас. Благословив нас, владыка отправился в Кафедральный собор, а мы — еще на одну, важную рабочую встречу.

 

 

Отец Василий (Сайяф), протоиерей Храма Благовещения в городке Берза провинции Дамаск, заложил свой храм еще перед войной. Прекрасное двухэтажное здание из розового туфа, с высокой колокольней, нижним этажом для воскресной школы, было практически закончено к весне 2011-го, и тут — беда. Ни на день не прекращались в храме строительные, в основном отделочные и столярные, работы. Разве лишь в те дни, когда совсем рядом, в их районе, военные вели жестокие бои с террористами. В апреле, когда я впервые вошла в этот храм, он весь был залит розовым светом. Отец Василий привел нас к алтарной части и сказал: Даст Бог, к Рождеству откроемся.

В Берзе шли бои, ухали ракетные снаряды, да так, что я невольно втягивала голову в плечи, а отец Василий спокойно говорил: «Не бойся, это наши шайтанов гоняют»!

Тогда на прощание мы подарили отцу Василию небольшую икону Божьей Матери Цареградская. Батюшка что-то    быстро сказал моему спутнику, переводчику и члену нашего фонда доктору Дауду, и очень быстро вышел из Храма. Через пару минут они водружали под потолком первую икону. «Теперь она всегда будет жить здесь», — просто сказал о. Василий.

А сейчас он совершенно счастливый, принимал в дар от Фонда иконы для своего храма, хоругвь «Сошествие во ад», выполненную Татьяной Ивановной Куликовой, рассматривал праздничные завесы на царские врата и боковые алтарные двери. И только однажды его лицо накрыла тень настоящей печали — когда мы спросили о настоятельнице монастыря святой равноапостольной Феклы – матушке Пелагее (Сайяф). Дело в том, что отец Василий – родной брат матушки Пелагеи, именно она нас познакомила несколько лет назад. Отец Василий опустил голову, скрестил на запястьях свои натруженные руки и попросил: «Давайте помолимся о них»…

…А новый храм Благовещения, достроенный в военное время, все же откроет свои двери для верующих в Рождественские праздники! И, даст Бог, мы с вами станем свидетелями этого события.

Вечером в нашем христианском районе выключили электричество. Телефонной связи тоже не было целые сутки. Мы решили посмотреть ночной Дамаск. Это было незабываемое зрелище. Сначала – полная темень, потом, как светлячки, включаются десятки, потом – сотни фонариков. Люди идут себе по своим делам, общаются, негромко разговаривают, затем один за другим, каждый со своим голосом и норовом начинают работать дизели, и улицы в таких местах превращаются в светлые небольшие облака. Правда, свет достигает лишь уровня верхней планки витрин. И если поднимешь голову вверх, увидишь совершенное чудо — в темном небе над благословенным Дамаском горят яркие звезды неземной красоты.

Засыпали мы под одиночные звуки артиллерийских орудий. Это сирийские воины выполняли свою праведную работу, очищая родную землю от собственных и пришлых шайтанов.

23.12.2013, 3903 просмотра.