Главная Новости За ними Правда!

За ними Правда!

Валентина Ланцева о втором дне пребывания в Сирии.

Просыпаемся рано, по-московски, в шесть. Чтобы успеть побольше с утра сделать и обдумать происходящее. А еще потому, что утренняя канонада кажется уж слишком близкой. Впечатление такое, будто старый дубовый шкаф со звуком реактивного самолета сам себя поднимает и роняет в соседней комнате несколько раз подряд. На самом деле это сирийская армия засекла огневые позиции террористов и отвечает артобстрелами. Где-то в районах провинции Дамаск.

Дамасское раннее утро (четыре часа по-местному) похоже сейчас на черный шелковый бархат. Оно мягкое и плотное до беспросветности. Через час другой все вокруг изменится: засветится и наполнится простыми человеческими голосами, городскими звуками. Но пока эти строки приходится набирать в окружающей темноте, благо сам экран компьютера дает необходимый свет. Так что любимые и дорогие, не обессудьте за нерегулярность в сообщениях с мест событий.

Сегодня нам обещана встреча с нашим великим сирийским другом, Верховным муфтием -доктором Ахмадом Бадреддином Хассуном. Знакомство, тем более дружбу с ним считаю редким и бесценным Божиим даром. Таких людей за их масштаб, духовное богатство, силу веры в Бога и человека — можно считать Явлением.

Мы планируем увидеться сегодня и со знакомыми отцами Антиохийской Церкви, чтобы передать им перед праздником собранные в Москве иконы и свечи. Пусть порадуются!

Все время в голове мысль — за неполные три года террористы разрушили в Сирии более 60-ти христианских храмов. Более полумиллиона христиан — лишились крыши над головой, изгнаны из своих домов, стали вынужденными беженцами и переселенцами. А кто посчитал, сколько мечетей взорвано и разграблено в стране носителями нового миропорядка. Разве не их проделки видим мы сегодня в Сирии? Это и есть звериное лицо заказчиков и исполнителей войны. Они замахнулись на самое важное в мире, на веру человека и человечества в Бога. И теперь, разобравшись, наконец, что здесь происходит, разве люди во весь голос не заявят свой протест против этой войны?!

Нет, Сирия обязательно победит. Господь поругаем не бывает!

Вот такие мысли приходят сами на рассвете в воюющем Дамаске. Хотите проверить, присоединяйтесь.

Итак, планируем день. Утром сразу попросим разрешения посетить усыпальницу антиохийских патриархов. Сегодня день памяти нашего любимого Блаженнейшего Игнатия IV. Корзиночка с московскими белыми розами еще сохранила свою свежесть, и вместе с огнем горящей восковой свечи цветы станут свидетелями нашей тихой молитвы, нашей памяти и любви к этому удивительно красивому человеку.

На вечернюю Литургию — обязательно!

А что же день грядущий нам готовит?

Продолжаю через 16 часов.

День сложился удивительным образом. Ровно в девять на пороге Кафедрального Собора нас встретил настоятель храма Пресвятой Богородицы архимандрит Ибрагим. И была молитва, и были нескрываемые друг от друга слезы. И была такая тишина, что когда каждый из нас просил о своем, к нам под ноги одновременно упали два больших зрелых мандарина. Это щедрое мандариновое дерево, растущее рядом усыпальницей патриархов, послало нам свои дары. А может, кто-то     еще нас услышал и подал знак.

Мы бережно подержали в руках солнечные плоды и присоединили их к московской корзиночке с цветами. На руках остался запах и оранжево-желтый цвет мандаринового сока.

Таков закон природы. Вы к нам с миром, и мы к вам с добром!

Верховный муфтий пригласил нас на встречу и беседу к себе домой. Мчались по Дамаску, виртуозно находя в автомобильном дневном потоке для проезда то щелочку, то улочку. Для таких случаев в столице лучше всего подходит дамасское такси. Не важно, что все они имеют «бывалый» вид, зато у каждого водителя имеется соответствующее удостоверение, и проблем с многочисленными досмотрами в поездке почти не бывает. А наш водитель и вообще пошел на хитрость, самых непробиваемых постовых с автоматами он просил посмотреть в салон: «Видишь, русских везу!»

Это срабатывало. И довольный водитель, шутливо покрикивал: «Мащина! Мащина! Пропускай! Пропускай давай»!

Руки постовых приветливо махали нам вслед, зачастую в этих крепких руках весело покачивались автоматы. Господи, откуда силы все здесь берут, чтобы обращаться друг с другом по-человечески?

А вот и дом муфтия. Хозяин встречает нас на пороге знакомой квартиры. Только обнялись, делаем два шага в комнату — и приятный сюрприз! На встречу приехал владыка Лука, друг хозяина дома.

Мы сказали, что такой прием — поистине, царский! Два сверх всякой меры занятых человека нашли время для встречи. Нам ответили не дежурными фигурами, а очень просто: мы ждали вас. Разговор был откровенным и содержательным. Нас спрашивали о делах фонда, поинтересовались новостями, расспросили обо всех участниках августовской делегации. И когда муфтий спросил, как я оцениваю свою недавнюю поездку в Женеву на Форум по защите религиозных меньшинств, я коротенько, подражая тону неунывающих сирийцев, поведала и эту историю. Летала, выступала ровно три минуты, защищала христиан и мусульман, обвиняла террористов и их наемников, просила и призывала прекратить кровопролитие на святой земле Сирии…

Епископ Лука тихо и по-доброму смотрел на нас поверх своих очков, а верховный муфтий, подавшись вперед, своей неуемной энергией как бы подкреплял каждое простое слово недолгого рассказа. Потом, через паузу тишины очень серьезно промолвил: «Прошу тебя, где бы ты ни говорила о Сирии, о том, что происходит сейчас в Сирии и в мире, помни, что я рядом и поддерживаю тебя. И он», — муфтий делает рукой знак приглашения в сторону владыки, — «тоже поддерживает тебя. Потому что за нами Правда». Наступила коротенькая пауза. Потом доктор Хассун, уже с веселой улыбкой сказал: «А в Женеву тебя, Валентина, больше не позовут! Меня в Америку не пустили вместе с моим братом, владыкой Лукой, так ему там за двоих пришлось отбиваться!» Владыка улыбаясь, кивал головой, ни слова ни проронив о том, что эта голова врагами Сирии оценена в невиданные суммы, за его любовь к своей стране и ее народу. Да впрочем, откуда предателям и чужеземцам знать, что это такое — любовь к Родине?

Об этом же, только по-другому, рассказывал муфтий: «За три дня до вашего прилета боевики исламских группировок „Джебхат аль-Нусра“ и «Фадр аль-Ислам» атаковали больницу на северной окраине Алеппо. Я ведь из Алеппо, там служил муфтием. Эту больницу мы строили для простых людей, она была народной больницей, хоть и называлась «Аль-Кинди» ( «Канадский госпиталь»), в знак признательности канадским инвесторам, вложившим свои средства в строительство. Больница совсем новая, мы строительство закончили в 2003 году. Оборудовали ее по последнему слову медицинской техники. Там прошли лечение десятки тысяч человек. Больше тысячи лечились бесплатно. Больница была нашим утешением и гордостью. И вот эту больницу 10 месяцев назад окружили исламисты. Здание защищали в основном курсанты пехотного училища и военной инженерной академии. Молодые ребята. Всего их было 100 человек. Больных, в основном, сумели эвакуировать, кто-то     погиб при атаках, кто-то     уже от невозможности получить лечение. Были заблокированы поставки медикаментов, убиты врачи-специалисты. Сейчас, перед атакой и взрывом больницы, в ней оставалось, с учетом потерь, около 50 военных. Ущерб — 1,5 млрд сирийских фунтов. А что с этими ребятками, военными?! Живы? Погибли? Ведь они чьи-то сыновья…».

Верховный муфтий говорил, а я вспоминала другой его рассказ, когда убийцам своего младшего сына он сказал два года назад: «Я прощаю вас. Но прошу не воевать больше против своего народа».

Не слышат. Потому что чужды им и сам сирийский народ и его нужды. И ведь самым бессовестным образом обвиняют в этом руководство страны и ее Президента. Уму непостижимо, как изворотлив, лжив и жесток шайтан!

Как один миг пролетели несколько часов встречи.

Нас провожали, приглашая вернуться. Как своих, как родных.

…А по пути в свою гостиницу нашу машину наглухо остановили: «Дальше — нет! Выходите из машины! Дальше только назад, в объезд».

Мы, конечно, подчинились, и правильно сделали. В ста метрах, за углом, недалеко от знакомого кафе «Ротана», куда в былые мирные времена любили забежать на чашечку хорошего кофе или выпить мангового сока, поднимается дым и работают пожарные. Центр города, известная улица Абу Румана (Русская башня). Что здесь произошло? Оказывается, минный обстрел.

Трое людей ранены, ряд машин сгорели дотла, несколько повреждены безнадежно.

Постояли, посмотрели. Я рискнула пройти в эпицентр и сделать для вас снимки привычной жизненной картинки сегодняшнего Дамаска.

«Слава Богу, людей не убило, на сей раз. Вот хорошо, слава Богу!», — горожсвоим делам.

Было и у нас еще одно важное дело — вечернее богослужение. Но об этом отдельно в следующий раз.

Валентина Ланцева, председатель Фонда Апостола Павла, Дамаск.

24.12.2013, 3786 просмотров.