Главная Новости Визит к Патриарху

Визит к Патриарху

Валентина Ланцева о пятом дне пребывания в Сирии …

Пятница в Сирии – официальный выходной. И когда малым Крестным ходом мы шли из гостиницы в резиденцию Патриарха, на улице Прямой народа было немного. Мусульмане уже молились в своих мечетях. Христиане отдыхали и готовились к вечерней службе. Да и квартал, где все это происходило, был христианским. Мы же старательно и с удовольствием выводили слова Иисусовой молитвы: Господи Иисусе Христе Сыне Божий, помилуй нас! И вновь: Господи Иисусе Христе…

Шагать с молитвой по мостовой библейской улицы, по которой в известные времена вели в дом Анании ослепленного Истиной Савла, было гораздо легче. В руках у меня — замечательная чудотворная новгородская икона Божией Матери Знамение. В крепком дубовом окладе, за чистым стеклом. Мощная и прекрасная. Это дар патриарху Иоанну Х от наших друзей из Фонда Иоанна Русского. Татьяна Ивановна нагружена увесистой рамкой светлого сотового меда и рулоном икон, изготовленных нашим другом Александром. В Москве никакие обстоятельства, кажется, не заставили бы нас поднять и нести такой груз, а здесь — вот пожалуйста! Воистину, своя ноша не тяжела. Однако, мы очень даже обрадовались, когда на половине пути встретили своего нового знакомого — историка из Москвы Виталия Семенова. Тут же включили его в наше малое шествие, поручив нести икону, и с еще большим энтузиазмом продолжили путь к кафедральному собору.

Приемная патриарха была полна народа. С утра здесь побывало уже несколько делегаций: были дипломаты, гости из Алеппо, сейчас за дверьми тронного зала – тоже большая группа. Это мы определили по большому количеству кофейных чашек, только что вынесенных помощником из зала. Ага, кофе попили, значит, скоро гости поблагодарят хозяина и покинут помещение. Таков здесь обычай. И действительно, к нам вышел викарий патриарха, владыка Ефрем, напутствовал добрыми словами. В глазах его стояла невысказанная просьба: пожалуйста, не очень долго! Как же мы его понимали! Гостям, желающим поздравить Антиохийского Предстоятеля, казалось, не было конца. На улице перед дверью дожидалась своей очереди новая делегация.

Мы вошли в зал. Патриарх стоял посредине зала и улыбался. Он благословил нас обеих. А мы его поздравили. Наши пожелания Патриарху были очень просты: пусть в Сирии наступит мир, пусть укрепится Антиохийская Церковь, пусть поскорее наступит день, когда Патриарх Иоанн обнимет своего брата, митрополита Алеппского Павла и благословит вызволенных из плена матушку Пелагею и монахинь из монастыря святой равноапостольной Феклы, о которых он молится и печалится не один день. Мы пожелали Патриарху победы на всех фронтах, которые он имеет сегодня в своем высоком служении.

Патриарх поблагодарил. И сказал самые важные слова: «Я передаю через вас благодарность от себя лично, от Церкви, от наших христиан и друзей-мусульман благодарность великому и верному русскому народу. Вашему президенту Владимиру Владимировичу Путину и святейшему патриарху Кириллу. Их поддержка дает нам укрепление и силы». Патриарх поблагодарил за помощь, которую Русская Православная Церковь направляет в Сирию. Эта помощь спасла не одну тысячу жизней, потому что адресована была самым нуждающимся.

И тут настала минута вручения подарков. Татьяна Ивановна буквально в двух словах рассказала о нашей древнерусской чудотворной иконе из Великого Новгорода. О том, как Пресвятая Богородица прекратила братоубийственную войну, отвернувшись от одолевавших в смертельной бойне псковичей против новгородцев. И как те, увидев такое знамение, опустили оружие и прекратили войну. Патриарх выслушал перевод рассказа, приблизился к иконе «Знамение», приложился к ней и знаком сердечного признания поблагодарил нас. А вот другой русский немудреный подарочек Патриарха просто развеселил. Рамку монастырского меда патриарх принял, промолвив: «Я ведь – монах. И медом вашим угощу скоро всех, на Крещение».

А потом мы несколько минут занимались делом. Рассматривали образцы икон, напечатанных в московской мастерской нашего друга Александра. У Фонда ведь послушание и поручение еще от патриарха Игнатия IV. Фонд обещал тогда патриарху принять участие в оформлении новых храмов, особенно в изготовлении алтарей в стиле русской иконописи. Новый патриарх Иоанн Х также благословил наши планы и теперь, вот, внимательно рассматривал первые предложения. Храмов, нуждающихся в восстановлении сейчас более шести десятков. И варианты, предложенные нашими мастерами на основе хороших прочных материалов с отличной печатью, могут быть вполне востребованными в первое время восстановления мирной жизни после войны. Быстро и недорого.

Мы расстались очень довольные встречей и друг другом. В конце встречи сфотографировались на память и на радость всем, кто участвовал в подготовке этой поездки.

И тут бы завершить отчет о встрече с патриархом великой Антиохии и всего Востока, но несколько слов о трудном первом годе служения патриарха Иоанна Х в сане Предстоятеля, думаю, будут еще уместны.

Антиохийская Церковь основана святыми первоверховными апостолами Петром и Павлом. Статус Патрирхата Церковь приобрела с 451 года. В конце V — начале VI вв. была ослаблена монофизитской смутой. С 637 г. попала под власть арабов, а в начале ХVI в. захвачена турками и пришла в упадок. Каноническая территория — Сирия, Ливан, Ирак, Кувейт. В составе Антиохийской Церкви находятся 22 епархии и около 400 храмов, а также ряд епархий в Европе, странах Северной и Южной Америки и в Австралии.

Из 22 епархий три — Митрополия Амидская, Митрополия Феодосиупольская и Митрополия Тарсо-Аданская (все в Турции) — имеют вдовствующие Кафедры. Митрополитов туда не назначают. Да и как посылать в Турцию своих правящих архиереев, если Турция так злобно настроена против Сирии и ее христианства? А оставить проживающих на территории Турции православных христиан без окормления тоже невозможно. Вот почему родной брат Патриарха, митрополит Веррийский и Александреттский, экзарх Первой Сирии, возглавляющий кафедру в Алеппо, так часто выезжал в прифронтовую Турцию. Чтобы приобщить православных христиан, проживающих на канонических землях Антиохийской Церкви, Святых Таин, послужить Литургии. Эта политика Антиохийского Патриарха — не оставлять свою паству, не бросать ее на произвол судьбы в тяжелое военное время даже на территориях недружественных государств, — стала главной причиной похищения двух христианских митрополитов 22 апреля ушедшего года.

Весь христианский мир тогда всколыхнулся, возмутился, но политики бывают настолько глухи и циничны, что диву даешься, как иные правители ничем не брезгуют, никакими преступными методами не гнушаются, чтобы добиться результатов своих планов. А план – он известен. Еще три года назад премьер-министр Турции Реджеп Эрдоган предъявлял требования о переносе Антиохийского престола из Сирии в Турцию. Чтобы усилить роль вселенского патриархата (Константинопольская Церковь насчитывает сейчас мизерное число прихожан), чтобы легче было контролировать и управлять, а еще лучше — задушить в своих объятиях ближневосточное христианство. Мечта о вытеснении христиан из стран Ближнего Востока ради создания единого великого мусульманского государства никак не дает горячим политическим головам отдыха и покоя. Место христиан, проживающих на этих землях изначально, от момента рождения здесь Иисуса Христа и зарождения христианства, они готовят теперь для проамериканских и прозападных протестантов. Тогда ответ Антиохийского патриарха Игнатия IV был однозначен: НЕТ! НИКОГДА! В прошлом году новый патриарх Иоанн Х и Глава Сиро-Яковитской православной церкви на подобное предложение ответили категоричным отказом. Итог — восемь с половиной месяцев митрополиты страдают в плену. Сопровождавший их в пути диакон убит.

Тех, кто руководил этой спецоперацией, нужно искать и в Турции, и за океаном.

И еще один удар был нанесен Антиохийской Церкви и ее Предстоятелю. Теперь уже от церкви-сестры. В марте 2013 года, через месяц после интронизации Патриарха Иоанна Х, Священный Синод Иерусалимской Православной Церкви избрал архимандрита Макария архиепископом Катарским. Значит — заявил претензию на катарскую территорию, как на каноническую территорию Иерусалимского Патриархата. При том, что Антиохийская Православная Церковь всегда считала Катар вместе с другими арабскими странами Персидского залива территориями, входящими в ее юрисдикцию. Синод Антиохийской Православной Церкви выразил протест по этому поводу. Озвучил его Патриарх: «Данное решение наносит глубокую рану братским связям между Церквами Антиохии и Иерусалима. Это действие совершено в критический период, переживаемый Церквами на Ближнем Востоке, который угрожает самому существованию христиан в этом регионе». 12 крупных антиохийских общин в Катаре, где исповедуется государственная религия – ислам, где и без того сложнейшая ситуация для христиан, оказались еще и в двусмысленном положении.

В конце октября Патриарх Иоанн Х предупредил Предстоятеля Иерусалимской Церкви: если в течение двух месяцев тот не предпримет шагов для решения проблемы Катара, то Антиохийская Православная Церковь прекратит общение с Иерусалимской. Срок ультиматума истек в преддверии праздника Рождества Христова.

Тяжело читать об этом православному христианину. В Сирии — страшная война. Сотни тысяч мучеников. Именно так — мучениками — называет Антиохийская Церковь жителей своей страны, убитых в этой войне. С особой жестокостью террористы, такфиристы и радикальные исламисты разных мастей из 80 стран уничтожают христиан. И в это время — претензии одной Православной Церкви к другой. Печально.

Вспоминается недавняя похожая история, когда наша Русская Церковь отказалась от присоединения осетинских и абхазских приходов. Тогда с абхазской и осетинской стороны тоже было много обоснованных выступлений в защиту этой идеи. На наш Священный Синод сказал: НЕТ! И мудрое это решение было связано с многовековыми, братскими, союзническими отношениями между Русской и Грузинской Церквями. Не только вопросы церковной дипломатии решены были тогда профессионально и достойно, но и вопросы высокой духовности и нравственности не были оставлены в стороне.

Очень трудным оказался для Предстоятеля Антиохийской Церкви 2013 год. Прибавьте к названным проблемам проблемы церковного дела в Ливане. Отношения Сирии и Ливана не отличаются спокойствием и уравновешенностью. По сути, Ливан сейчас — государство без стабильного правительства. И в Сирии война. И все хотят от Патриарха такого решения, которое всех бы устроило. Причем, немедленно.

С избранием нового патриарха, по-новому заработала и его администрация. Потребовались перемены, от которых зависит работа Патриархии на современном, очень неспокойном этапе, — пришлось и новое помещение строить, и новые структуры создавать. К примеру, как обойтись без серьезного информационного центра, когда информация – одна из составляющих войны и победы в войне? А это еще одна сторона дела и связанных с ним забот и проблем Патриарха Иоанна Х. Да поможет ему Господь во всех его делах!

…Председатель Союза сирийских женщин замечательная наша подруга Мажеда приехала за нами на своей машине сама. Как заправский водитель подрулила прямо к крыльцу гостиницы по узенькой улочке, дав возможность просочиться еще одному авто. Погрузили подарки для воспитанников медресе, где нас ждет «мама Шакира» и для лагеря беженцев. Без опоздания прибыли в медресе. Сине-белые коробки «Почты России» плыли перед нами в крепких руках встречавших нас работников медресе — мужчин, а мы, три женщины, только что «нянчившие» эти тяжеленные коробки с сухим молоком, с конфетами, подарками и новогодними игрушками у себя в гостинице, чинно приближались к двери знакомого и знаменитого учебного заведения Дамаска. Медресе, где на государственном обеспечении живут, воспитываются и обучаются дети от ясельного возраста до выпуска среднеобразовательной школы, построил для детей погибших воинов еще отец сегодняшнего президента Сирии Хафез Асад. Тогда, три десятка лет назад он же назначил директора медресе – учителя по образованию, христианку по вероисповеданию — Шахиру. «Маму Шакиру», как ее все зовут в Дамаске. В медресе в эти дни рождественские и новогодние каникулы. Одних детей забрали родственники, другие отправились на праздник, устроенный Министерством культуры для ребятни. (И все это — не забывайте — во время постоянных обстрелов Дамаска минами!) Поэтому наш визит сюда был недолог. Мы подарили маме Шакире красивую рождественскую икону, пообщались, выпили по чашечке восточного кофе, приготовленного по-домашнему (крепчайшего, на три глоточка!), по ее просьбе сфотографировались под главной елкой и в кинозале медресе. Хозяйка пригласила на концерт русской диаспоры, назначенный на 12 часов следующего дня – субботу. Мы с радостью приняли приглашение, еще не предполагая, что этому нашему мероприятию не суждено осуществиться. Мы тепло распрощались и теперь уже вместе с другими женщинами Союза отправились в лагерь беженцев, в другой район Дамаска.

…Я запомнила эту девочку. В августе их с семьей только что привезли сюда из разбитого лагеря в Ябруде. Дети были больными и выглядели замученными. Эта девочка, круглолицая и с ямочкой на щеке, нам тогда улыбалась, но почти не принимала участия в детском концерте, устроенном в нашу честь. Ее правая рука была в гипсовой повязке. А сейчас она не только задорно пела песни вместе с другими ребятишками, но после исполненного куплета, отступала во второй ряд, и кружилась в восточном танце. Встретившись с моим взглядом, начала жестами приглашать меня к танцу. Я показывала — не могу, неудобно. А девчоночка, спев опять свой куплет, опять кружась в танце, приглашала: Давай потанцуем! Посмотри, как просто! И протянула ту самую, правую ручку. Я не удержалась и вышла к ней навстречу. Просматривая в гостинице фоторепортаж со встречи, обнаружила этот момент. И решила поставить в репортаж. Посмотрите на этих детей, помолитесь о них. Каждый день они, и тысячи других, таких же детей рискуют стать мучениками.

…А совсем поздним вечером к нам попрощаться зашли владыка Муса и архимандрит Ильяс, директор православной средней школы в Дамаске. Отец Ильяс рассказал, что с нового учебного года у него в школе преподают два иностранных языка — русский и английский. Первым он поставил – русский. Они с детьми, даст Бог, летом приедут в Россию. Особенно он хочет показать своим школьникам знаменитую Троице-Сергиеву Лавру, где когда-то в счастливые мирные годы сам обучался в Духовной Академии.

В гостинице было прохладно. Администратор Андрей включил автономный обогреватель, который добавил немного света, позволившего сделать еще одну фотографию на память.

Валентина Ланцева, президент Фонда святого Апостола Павла, Дамаск

27.12.2013, 5629 просмотров.