Главная Новости Мы детям радость возили

Мы детям радость возили

Валентина Ланцева о шестом дне пребывания в Сирии.

Суббота. Последний день нашего пребывания в Сирии. В 17.05 должны вылететь из аэропорта Дамаск в Латакию, а оттуда в Москву.

День расписан по минутам. У нас еще два важных мероприятия, несколько встреч. Главное — успеть отправить для госпиталей последние 13 коробок с медикаментами, собранными нашей матушкой, монахиней Александрой в городе Троицке.

Доктор Дауд приезжает пораньше и объявляет: рейсовый самолет в Москву только что улетел, второй рейс по метеоусловиям сегодня отменяется. Наши хозяева довольны — еще целый день совместной работы! И тут обнаруживается, что один авиабилет мы преспокойно в суматохе потеряли, а второй — надо было заранее регистрировать на сегодняшний день. Сразу скажу, все обошлось: и самолет вылетел почти вовремя, и с билетом утряслось. Но именно этот последний день поездки дал прочувствовать всю глубину взаимосвязи и тех, кто нас недавно провожал и уже ждет в Москве, и тех, кто провожает сегодня из Дамаска, и уже приглашает вернуться вновь. Да и вообще, по большому счету, всех живущих на земле.

На Фестиваль «Иконы Божией Матери», куда нас позвал владыка Лука, мы не успеваем по времени. Потому что отправляем коробки с медикаментами в офис Союза сирийских женщин. Нашим подругам предстоит пересчитать и описать на арабском языке каждую упаковку стерильных материалов, бинтов, каждую коробочку с одноразовыми шприцами, бутылочки йода и бриллиантовой зелени. Затем, оформив все до единой таблетки простого русского аспирина, они передадут помощь в приемные накопители Министерства здравоохранения, где тщательно проверят сроки их действия и выполнят другие необходимые требования. А уже оттуда гуманитарная помощь из Новой Москвы — города Троицка попадет в госпитали, больницы, в полевые сумки медицинских работников, которые на войне — всегда рядом с бойцами на передовой. Подумалось, сколько же человеческих рук отдали свое тепло каждой таблеточке и каждой салфеточке. Чтобы облегчить чью-то боль, чтобы остановить кровоточащую рану, чтобы просто помочь. И почему владельцы других рук и, соответственно, голов считают себя вправе отнимать человеческие жизни?

Сегодня в Дамаске с утра неспокойно. Говорят, несколько мин разорвались на территории Храма Креста и рядом с нашей гостиницей, в христианском районе Баб-Тума. Погибли люди. Во вчерашних теленовостях огласили количество минных обстрелов столицы — за два последних дня их было 37. Армейские артиллеристы работают сегодня на ближних подступах к Дамаску: в мятежной Гуте опять подняла голову террористическая гидра. Там идут бои. Бои идут и в нефтяной провинции Хомс, и в Алеппо. В северных провинциях в террористическом семействе назрел и как гнойник прорвался скандал: бандиты начали мочить друг друга. Из страха перед неминуемой гибелью? Из-за добычи? Отовсюду — правда, отовсюду! — приходят сводки: военные при таких-то собственных потерях уничтожили такие-то силы противника, отбито много оружия и боеприпасов. Среди новостей и такая — в пригороде Дамаска Барзе взята в плен большая группа очумевших от наркотиков бандитов, которые под воздействием «дури» повылезали из тщательно скрываемых тоннелей, прорытых под городом на сотни метров.

Барзе! Это ж там, где новый Храм отца Василия! Несколько дней там совсем неспокойно. Вот почему отец Василий опять перенес встречу с нами из Храма к себе домой.

И сейчас мы едем домой к отцу Василию. На ходу, не раздеваясь, берем благословение на обратный путь и глазами вопрошаем: есть ли новости о матушке Пелагее? Отец Василий утвердительно кивает. Они в безопасности. Их спасли и спрятали христиане. Хорошо спрятали. Надежно. Теперь будем ждать, пока сирийская армия войдет и освободит город. А вместе с городом и наших пленниц.

Уже легче. Хотя впереди — целая изматывающая неизвестность.

По дороге на другую встречу успеваем узнать, как прошел фестиваль. Нам рассказывают, что все было очень хорошо. Дети радовались, концерт с участием Деда Мороза и танцующих дервишей был интересным, а священники во главе с владыкой Лукой и представителями Министерства культуры раздали всем желающим русские иконочки с образом Божией Матери и Богомладенцем. Желающими получить светлый образ Богородицы были все — христиане и мусульмане, дети и взрослые.

А что же вы хотите! Ведь в настоящем миролюбивом учении ислама образ Божией Матери — Марьям и нашего Господа Иисуса Христа почитаются. И никто не смеет убрать эти имена из священной книги — Корана. Иначе это — не Коран, и мировая религия — не Ислам.

Об этом забыли, видимо, лишь те, кто пришел на святую землю Сирии творить свои неугодные Богу дела.

История другой девочки Марьям, случившаяся недавно в деревне недалеко от города аль-Ксейр, не дает мне покоя. Я перескажу вам ее на память. Но прошу найти оригинал в интернете или я позже, уже в Москве, найду и отправлю вам этот убийственный текст о человеческом страдании.

…Девочке было всего 15 лет. Ее вместе с семьей похитили выродки из Джебхат Ан-Нусры. Семью отпустили, а девочку, ее звали Марьям (Мария) сделали жертвой «сексуального джихада». Сначала главарь банды «законно» взял Марию в кратковременные жены. На следующий день он «развелся» с ней, а другой выродок «женился» на один день. Потом третий, потом четвертый… Разводы и замужества (фатвы этих ублюдков считают такие преступления — законными) совершались ежедневно. 15 недочеловеков подвергли Марьям сексуальному насилию в жестокой форме. Изломанная и истерзанная христианка сошла с ума. И они пристрелили ее.

Сирийские активисты взяли на себя задачу рассказать об этой страшной истории. В Сирии она известна.

Кто, узнав правду о злодеяниях террористов на сирийской земле, теперь скажет, что они пришли строить здесь «демократию“ и справедливое исламское государство?!

Прав министр информации господин Омран Аз-Зоуби, когда вновь и вновь повторяет фразу: Не ищите среди всех этих исламских армий, банд и группировок плохих и хороших оппозиционеров. Все они — террористы! Раз пришли уничтожать народ и подвергли страданиям нашу землю. Они творят террор и должны быть переданы международному суду за свои действия.

Это говорит мусульманин, шейх, человек знающий законы и вековые традиции своих предков. Почему мы не должны ему поверить?

…У меня в руках несколько фотографий. Эти фото к статье Елены Громовой о трагедии в рабочем городке Адра. Я хотела встретиться с Еленой в этой поездке, познакомиться, поговорить. Не удалось, не успела. Времени мало. Но еленины тексты у меня в руке. Их дома сегодня ночью распечатал наш дорогой доктор Дауд и передал мне. А я — вам. Читать это спокойно невозможно!

…»Инженер-строитель Низар Хассан жил в городе тружеников Адре вместе со своей женой Майсун и детьми — 10 летним школьником Бишром и совсем маленьким Башаром, которому не было и двух лет. В тот день под грохот стрельбы и разрывов он понял, что тихой семейной жизни пришел конец — в Адру рвутся террористы, и шансов на спасение — никаких.

Когда город заполнили зловещие черные флаги «Аль-Каиды», когда на его улице появились они — бандиты, не ведающие жалости, он успел позвонить брату. «Мы окружены, но я не сдамся им и не отдам семью. У меня для них заготовлен сюрприз“, — сказал Низар.

…Сирийцы знают, что ждало жителей сел и деревень севера провинции Латакия, когда туда ворвались дикари-“оппозиционеры». Женщин насиловали, младенцев разрывали пополам. Многих детей увезли в неизвестном направлении — затем их, мертвых, узнавали на видеороликах совсем в другом конце Сирии — в районе Восточная Гута провинции Дамаск. Террористы выдавали их за «жертв химатаки», которую якобы осуществила Сирийская армия.

Низар не хотел видеть надругательств отморозков над женой, не хотел, чтобы его сыновей подвергали мукам прежде, чем убить. Он знал — для безжалостных боевиков его семья является «неверной“, а значит, пощады ждать не приходится. У него было две гранаты, припасенные на крайний случай. И вот он настал.

Майсун все поняла. Она согласилась с решением мужа, и тоже решила, что смерть лучше, чем бесчестие…».

Найдите статью Елены Громовой. Прочтите. Знайте.

А я прошу вас еще раз посмотреть на фотографию голубоглазого малыша, Башара, любимого сына Низара Хассана. И помолиться об этом мученике и его старшем брате. Обо всей семье.

Эти фотографии появились в их семейном альбоме совсем недавно, за несколько дней до трагедии, когда в Сирии выпал снег. И лежал несколько дней. Посмотрите, как они играют в снежки, счастливые отец и сын! В короткой жизни этого восточного малыша уж точно было чудо! Он своими глазами первый и последний раз в жизни увидел настоящий белый и пушистый снег.

…“Прогремел взрыв второй гранаты. Инженер, погибая, унес с собой в могилу 8 бандитов. Хотя бы эти восемь уже не будут насиловать женщин и подвергать пыткам людей только за их принадлежность к иной ветви ислама, не будут резать головы и сжигать детей живьем…».

Терроризм. Проклятие прошлого и нашего века. Ведь знаем же, кто и зачем выпускал этого джина на волю в разные годы и в разных странах. И как же труслива должна быть власть, как бессильна ее политика, чтобы для удовлетворения своих амбиций и своих глобальных претензий на мировые ресурсы использовать бациллы этой заразы, этой современной чумы!?

Наши отцы в свое время знали, что делать с фашизмом. Терроризм — как неофашизм и сатанизм обречены на уничтожение.

Вспомните обращение Спасителя к ослепленному Савлу: «Тяжело тебе против рожна..».

Вот и им, вдохновителям и исполнителям этого дьявольского явления, пусть будет тяжело. Помоги, Господи!

…А мы, забежав еще в одно условленное местечко и забрав с собой в Москву нужные для дальнейшей работы документы, примчались в гостиницу, где торжественно, с аплодисментами в пять пар рук, приняли в члены нашего Фонда — православную украинку Зосю. Наша удивительная подруга служит на Русском Православном подворье и держит его в идеальной чистоте и порядке. Мы давно подружились, помогали друг другу, и вот решением совета Фонда Зося стала еще одним нашим представителем в Сирии. И тут же получила поручение: передать в пострадавшие от рук бандитов храмы города Хомс привезенные нами иконы из Софрино. И немного свечей.

…Оставалось несколько минут, чтобы уже по телефону попрощаться с теми, кого не смогли, вопреки своим планам и обещаниям, посетить сегодня.

Через Дамаск, прощаясь с его площадями и улицами, останавливаясь, чтобы сделать снимки напоследок, мы отправлялись в аэропорт. Нас провожали друзья и мы обещали непременно и скоро написать им обстоятельные электронные письма. Нам казалось, да так оно в принципе и было, что мы многого не успели сказать, расспросить, посмотреть, вместе помолчать, погоревать и главное — порадоваться. Ведь было чему! Все в эту поездку говорило, что войне обязательно и уже скоро наступит конец! Об этом говорило солнце над Дамаском, и сам воздух был пропитан требованием мира.

Целую неделю мы были свидетелями мужественной и отважной повседневности: сирийцы воевали с террористами в различных уголках своей страны. Федеральные телеканалы показывали войну такой, какая она есть, вражеские — как им было выгодно. Министр информации господин Омран Аз-Зоуби готовил в эти дни серьезную международную конференцию со СМИ и сутками не уходил из своего рабочего кабинета. Министр социальных вопросов, молодая женщина Кинда Аш-Шаммат всю неделю наряду с другими чрезвычайно важными делами обеспечивала жильем и ставила на государственное довольствие вызволенных из ада детей, женщин, стариков, спасенных воинами сирийской армии. Много солдат отдали свои молодые жизни за это спасение.

О трагедии в рабочем городе Адра мы прочитали еще в Москве, но тяжесть произошедшего, степень звериной злобы и нечеловеческой ненависти, с которой террористы убивали простых рабочих и их семьи, открылась лишь здесь, на месте, в рассказах очевидцев. Убийцы поставили своей целью уничтожить алавитское поселение, а заодно и всех, с кем мусульмане-алавиты жили как добрые соседи: христиан, курдов. И суннитов, раз уж они попались под руку. Об этом подробно написали местные газеты и показали сирийские телеканалы. Международная пресса вновь обошла стороной этот акт вандализма и настоящего геноцида. Кстати, наших русских репортеров из федеральных СМИ здесь явно недоставало. Опасно, да. Но ведь и профессия у нас такая. Только благодаря случаю, мы держали в руках фотографии с мест военных операций и терактов, которые самими неведомыми путями добывали журналисты, чтобы показать миру правду о войне в Сирии. Среди этих профессионалов, назову двух девушек — Анхар Кочневу, с которой наконец познакомилась в этой поездке, и Елену Громову. Да-да, ту самую бесстрашную и мощную Анхар, чья история жизни в воюющей Сирии уже сама по себе превращается в захватывающий детектив. Рядом с ней — можно сказать под ее опекой, трепетная Елена. Обе — не встроены ни в одну информационную систему, работают не за живот, а за совесть. Часто остаются на мели, потому что готовы публиковать свои бесценные эксклюзивные материалы в безденежных патриотических и разных электронных изданиях — лишь бы люди знали правду, знали с чем и с кем воюет Сирия. Думаю, это совсем несправедливо с точки зрения человеческой, непрофессионально и непродуктивно с точки зрения официальной журналистики. Рискую посоветовать своим коллегам: ребята, если сами не можете обеспечить оперативную и профессиональную работу в горячей точке, позовите тех, кто это уже умеет и хорошо делает на свой страх и риск.

…В столичном аэропорту быстро покупаем второй билет, регистрируемся и беспрепятственно проходим все проверки по зеленому коридору. Потом долго-долго ждем посадки. Самолет задерживается. В Латакии штормовое предупреждение, и нас томят в ожидании природных благоприятных условий. В самом здании аэропорта беспрерывно дрожат и звенят массивные полотна стекол. Алюминиевые арматурины и крыша ходят ходуном. Где-то недалеко работает артиллерия. Сегодня шайтанов гоняют в близкой Гуте. Они там опять объявились в немалом количестве. Нас приглашают в автобус. Подвозят к самолету. Через пять минут, не выпустив из автобуса, опять отправляют в зал ожидания. Мы шутим — не отпускает нас Дамаск! Все — хорошо!

Но, вот что-то в небесах наладилось, и мы полетели. Бортпроводниками в салоне эконом-класса на этот раз работали два совершенно удивительных стюарда. Один был большой и очень дружелюбный, а второй — большой, дружелюбный и очень спортивный. Мы полюбовались их сноровкой, умением управляться с маленькими детьми и решили отдохнуть от трудов праведных: поспать до Латакии. Над Латакией наш самолет еще часок покружил, потом чудом приземлился — ветер и вправду был штормовым. Потом больше часа ждали у моря погоды. Летели через Ирак, Иран, Азербайджан, и, слава Богу — через свое замечательное российское пространство. На пограничном посту аэропорта Внуково молодой лейтенант строго спросил:

— Из Дамаска? Что делали в Дамаске?

— Возили гуманитарный груз.

— Какой груз?

— Народный. Конфеты, иконы, игрушки. Праздник ведь, Рождество! Детям радость возили.

Молодой пограничник с удовольствием отштамповал в паспорте отметку о пересечении родной границы и, застенчиво улыбаясь, поднес к своей красивой форменной фуражке руку. Не по уставу, конечно, но было приятно. Спасибо, сынок, за понимание.

Валентина Ланцева, президент Фонда святого апостола Павла, Дамаск-Москва

28.12.2013, 6246 просмотров.